«Приходится держать  язык за зубами, когда речь  заходит  о  делах  государственного  масштаба. 
Да, верно. Мой брат Майкрофт состоит на службе у британского правительства.
И  так  же  верно то, что подчас он и есть само британское правительство.»

Артур Конан Дойл, «Чертежи Брюса-Партингтона» 


Я, возможно, не такой умный, как брат Шерлока Майкрофт. Я всего лишь скромный журналист-фрилансер. Вернее – бывший специалист. Но вот так получилось, что подобно Майкрофту Холмсу я временами выполняю функции Правительства Российской Федерации. Гораздо реже, но такое тоже случается, я выступаю в роли законодательной власти страны. 

Нет-нет, это не мания величия. Таких «правителей», как я, довольно много. Не то, чтобы уж совсем много, но несколько десятков человек по всей стране точно наберется. Мы − мастера вставки. И все мы − профессионалы высокого полета.

Короче, устраивайтесь поудобнее, я вам сейчас расскажу сказку. 

Как-то вечером мне позвонил старый знакомый, работающий ныне в одной солидной фирме и попросил помочь с одним текстом. Он пояснил, что их фирме поручили подготовку важного ведомственного документа, и они его подготовили, теперь осталось только причесать его стилистически, так, чтобы он легко читался. Я тогда был озабочен летним отдыхом для семьи, а гонорар за эту несложную работу мне предложили такой, что смог бы снять на месяц приличную виллу в Италии, и я с легкостью согласился. 
Так началась моя дорога в мир государственного управления. 

Вскоре я понял, что запросил за работу слишком мало, и мне без проблем заплатили бы и в два и в три раза больше. Речь шла о ключевом документе для ключевого министерства страны, который определил бы развитие отрасли на несколько лет. А работа заключалась не в простом «причесывании текста», а в тщательном подборе таких формулировок, которые не вызвали бы возражений или недовольства у министра и не затянули бы процедуру подписания документа. 

Мне пояснили, что поскольку работники аппарата министерства не являются узкими специалистами, они делегировали разработку документа в одно из нижестоящих профильных подразделений министерства, а нижестоящее подразделение в свою очередь привлекло к составлению документа «дочернюю» фирму, в которой и работал мой знакомый. Фирма же привлекла меня, как специалиста по причесыванию текстов. 

Мне теперь предстояло найти такие формулировки, которые устроили бы и руководство «дочерней фирмы», и сотрудников «нижестоящего подразделения», и «сотрудников аппарата», и конечно, самого министра. 

Мне вручили огромный список тезисов, которым должен был соответствовать окончательный вариант, и я погрузился в мир бесчисленных согласований, на которых присутствовали то «представители министерства», то «представители подразделения», то «представители фирмы», а то и все скопом. 

Проходило это примерно так: 

− Вот здесь ни в коем случае нельзя писать конкретные цифры - министр обязательно спросит, откуда мы их взяли. Но и без цифр тоже нельзя, вернет на доработку. Давайте просто сошлемся здесь на зарубежный опыт. 

− А вот эту фразу надо убрать, она, конечно, верная по сути, но противоречит тому, что говорил президент три года назад на встрече со школьниками города Шерибердяйска. Хотя нет, убирать нельзя, надо что-то вместо нее. А если всю главу убрать? Ну будет одним тезисом меньше, кто заметит! Хотя нет, перечень тезисов уже утвержден. А может просто, вставим цитату из Путина? Нет, не пойдет, цитаты президента должны идти в вводной части документа, а это уже ближе к концу. И зачем Путин сказал это шерибердяйским школьникам, кто его за язык тянул! А он точно потом еще ничего на эту тему не говорил? Ведь говорил наверняка и наверняка что-то противоположноею Давайте пока отложим этот кусок, надо поискать, может и найдем. 

− Э! У нас опять тут конкретика. Мы же вам говорили, никакой конкретики, конкретику они потом проконтролировать захотят, нафиг это нам надо. Напишите вместо «в течение трех лет», что-то вроде «в обозримой перспективе». 

Так постепенно шаг за шагом, документ обрел тот вид, когда его формулировки устроили всех. Но при этом столь же постепенно перестал соответствовать изначальным тезисам. 

Когда я обратил на это внимание людей из министерства, на меня посмотрели как на идиота и пояснили, что в таком виде текст не вызовет вопросов у министра. А если делать, как положено, по тезисам, то вызовет. А это никому не нужно. Документ уже вполне нормальный, но пока еще слишком маленький, министр может сделать вывод, что мало работали: «Помните, накануне в прямом эфире президент отчитал такого-то министра: «Что всего один листочек? Что же вы полтора месяца-то делали!» Так что идите и увеличте объем, так, чтобы документ стал страничек на двадцать побольше, но и так, чтобы это не выглядело, будто в документ добавили воды». 

Мне стало любопытно. А если взять и написать откровенную чушь в таких выражениях, чтобы они не вызвали возражений у министра? Пройдет это цензуру всех трех инстанций, через которые спускался документ? Подмахнет его министр, в случае, если пройдет? 

Нет я не стал писать откровенную чушь. Но одну маленькую экспериментальную вставку я, каюсь, сделал. Меня давно раздражала одна нелепая устаревшая правительственная директива, она прямо-таки бесила меня своей нелепостью. Я сделал в текст документа маленькую вставку, которая фактически устраняла эту директиву, пусть даже в рамках одной отрасли. 

На следующем чтении документ был одобрен, подвоха никто не заметил. Я до смерти перепугался, что сейчас документ заберут и отправят на подпись министру вместе с моей самодеятельной вставкой. Но к счастью, документ мне вернули с просьбой подкорректировать список ссылок на нормативные акты, я подкорректировал, а заодно и убрал свою вставку, от греха подальше. 
Короче все кончилось благополучно. Документ ушел на подпись министру, а я уехал с семьей в Италию. 

Через несколько месяцев, слушая утренние новости я поперхнулся чаем: какой-то крупный бизнесмен объяснял репортерам, что накануне министр К подписал документ, который устранил одно очень досадное препятствие для развития бизнеса в отрасли. И процитировал мою «вставку». Я кинулся в интернет, я нашел этот документ: он был тот самый, что я составлял в течение целого месяца. И в нем была та самая моя самодеятельная «вставка», которую я предусмотрительно убрал из финального варианта. 

Уже потом я узнал, что сверяя еще раз окончательный вариант без моего участия, кто-то заметил, что в последнем варианте нет куска, который был в предпоследнем. Это сочли технической ошибкой, и «правильный вариант» был восстановлен. 

С тех пор прошло уже несколько лет. В моей жизни многое изменилось. Я уже не ломаю голову над тем, где взять деньги на летний отдых для семьи. Теперь я больше думаю о том, где взять свободное время, чтобы слетать к своей семье, которая постоянно живет в Италии в собственном доме. И уж чего я точно не делаю, так это самовольных рискованных экспериментальных вставок в правительственные документы. Все мои нынешние «вставки» - тщательно выверенны и согласованны со специалистами. И разумеется – очень хорошо оплачиваются.

Продолжение следует.

Добавить комментарий

Чтобы ваш комментарий сразу появился на странице, авторизуйтесь, щелкнув по иконке любой социальной сети внизу. Анонимные комментарии публикуются только после проверки модератором.


Защитный код
Обновить

Разработка дизайна A4J