Чтобы проще было понять, насколько эффективно работают финансовые санкции против России и саму технологию их работы, совершим небольшой экскурс в прошлое.


Недавно исполнился год, как случилась «кипрская стрижка депозитов». Очень нашумевшая в свое время. Кто подзабыл, напомню. В двух крупнейших кипрских банках: Лайки банке и Бэнк оф Сайпрус были изъяты средства всех клиентов превышающие 100 000 евро. Если кто-то имел в банке один миллион, то ему оставили 100 000, а остальное – «конфисковали» с целью погашения из этих денег долгов государства.
Случай беспрецедентный и возмутительный. Конфискация коснулась и физических и юридических лиц, и киприотов и иностранцев. А иностранных денег в этих банках было больше, чем кипрских. Сотни тысяч частных клиентов, и десятки тысяч юридических лиц. Все враз лишились своих денег.


Должна была последовать волна банкротств корпораций и всплеск самоубийств со стороны разорившихся вкладчиков. И... ничего не произошло. Сотни тысяч клиентов банка лишились своих средств, десятки тысяч фирм не могли выполнить своих финансовых обязательств. И никто не разорился. Никто не выбросился из окна. Никто.


Я еще раз подчеркиваю. С апреля прошлого года на Кипре не произошло, пожалуй, ни банкротства, связанного со «стрижкой депозитов».
Еще раз – десятки тысяч фирм лишились всех своих средств, и – никто из-за этой конфискации не разорился. Безусловно, общее ухудшение экономической ситуации в Европе и на Кипре привело к банкротству ряда фирм. Но не было зафиксировано НИ ОДНОГО случая, когда такое банкротство произошло бы вследствие невозможности рассчитаться по обязательствам из-за заморозки средств в банках. Кажется невероятным, но факт этот легко проверить – информация по банкротствам – открытая.


Как такое может быть?


Конфискация кипрских депозитов прошла для подавляющего большинства банковских клиентов без катастрофических последствий благодаря нескольким обстоятельствам, главным из которых стало то, что правительство позволило учесть замороженные средства при погашении взаимных обязательств: сначала кредитных, а потом и других.


Если вы брали у банка кредит, то вы могли потребовать, чтобы средства, подвисшие на вашем замороженном счету в этом банке, вам зачли в погашение этого кредита. Это было логично, справедливо, и никто ничего не терял. Деньги по прежнему оставались в распоряжении государства, на замороженном счету, только перекладывались из одного кармана в другой. А вы избавлялись от долга перед банком, и это было равносильно тому, как если бы вам вернули конфискованное.


Потом стали разрешать гасить «конфискованными» деньгами другие обязательства (при условии, чтобы деньги не покидали территорию Кипра). Если, например, какой-то застройщик задолжал банку или государству, то вы могли купить у этого застройщика недвижимость, перекинув деньги со своего замороженного счета на такой же замороженный счет застройщика. В результате чего вы получали недвижимость, застройщик избавлялся от части своего долга, а государство ничего не теряло, деньги по-прежнему оставались в его распоряжении на замороженных счетах. Они никуда не девались и не двигались. Двигались только взаимные обязательства, выраженные в этих конфискованных деньгах, но этого хватило, чтобы огромные долги и обязательства, возникшие из-за конфискации, рассосались сами собой в течение полугода.


Короче говоря, спустя полгода стало понятно, что на Кипре циркулирует еще одна параллельная валюта, которую можно было бы условно назвать «грязные конфискованные деньги». На нее нельзя было купить банку пива или заправится бензином, эти деньги нельзя было получить наличными, их применение сопровождалось жуткой бюрократией, волокитой и головной болью. Однако способов применить такие деньги было достаточно много для того, чтобы вкладчики банков не почувствовали себя ограбленными.


За одним исключением.


Многим русским, почему-то именно русским клиентам – не везло. Какой-нибудь Иван Иванович Иванов, узнав, что его сосед Петр Петрович Петров умудрился купить за конфискованные деньги виллу, мчался в банк в расчете как-то так же реализовать конфискованный депозит своей фирмы и получал жесткий отказ. Без объяснения причин.


Довольно быстро стало понятно, что конфискованные деньги так же делятся на две категории: на те, которые можно учесть при погашении взаимных обязательств и те, которые учесть нельзя. Причем последние, по какой-то непонятной причине, сосредотачивались по большей части в руках русских клиентов.


Причина стала высвечиваться, когда количество «отказов» достигло порога, когда стал возможным статистический анализ. Ларчик открывался просто: стоило только деньгам по дороге на банковский счет хотя бы мимоходом коснуться персоны или структуры, имеющей отношение к «списку Магницкого», как владелец этого счета мог сказать своим деньгам «прощай» навсегда. Владелец счета мог быть (и чаще всего - бывал) совсем не в курсе, что пять транзакций назад какая-то магницкая копеечка невзначай прилипла к его счету. Но как оказалось, в финансовом мире есть структуры, которые очень даже в курсе таких дел и деталей.


Собственно это и стало основным итогом и выводом из Кипрской чистки депозитов, то, что в мире существуют некие контролирующие структуры, от которых ничего нельзя скрыть. Вообще ничего!


Тот факт, что все валютные банковские транзакции в мире проходят всего через несколько узких горлышек, миновать которые ни при каких обстоятельствах не получится – этот факт был хорошо известен и раньше. А вот то, что контроль, который осуществляется на этих «горлышках» настолько эффективен, что позволяет выявить детали, даже не известные самим владельцам денег – вот это оказалось внове.


До кипрского кризиса для минимизации финансовых рисков широко использовались «слойки». Несколько персон, создавали где-нибудь в BVI фирму, и, пользуясь тем, что локальное законодательство не обязует раскрывать имена учредителей, просто прятали учредительный договор в сейф. Нигде, кроме этого договора, имена учредителей не значились. А договор – в сейфе. А в какой именно сейфе – никто не знает, кроме тех, кто в этом договоре прописан. Поскольку с такой фирмой, жутко офшорной, да еще с анонимными учредителями никто в Евросоюзе и в России дела иметь бы не стал, эта фирма учреждала другую фирму – уже абсолютно европейскую, белую и пушистую, и уже с не анонимным учредителем – акционерным обществом из BVI. Учреждала, как правило, на Кипре, где действует британское законодательство, базирующееся на феодальном принципе «учредитель твоего учредителя – не твой учредитель». Концы в воду – и абсолютно легально.


И вот после кипрского кризиса вся лафа оказалась обломанной, и к созданию «слоек» стали прибегать только совсем наивные люди. Кипрский кризис показал со всей отчетливостью, что контрольные механизмы, сидящие на контрольных точках финансовых потоков с поразительной точностью «вычисляют» заветные тайные фамилии, прячущиеся за семью замками в заветных тайных сейфах. Причем вычисляют автоматически, без серьезного людского участия, на одной только голой эвристике.


Вспомните, первую волну санкций против России. Ну ведь совершенно несерьезные были санкции! Казалось бы! В санкционных списках - какие-то невнятные людишки с ничего не говорящими фамилиями, сидящие на каких-то второстепенных должностях. Это со стороны. На самом деле именно эта первая и вроде бы незначительная волна и явилась настоящими, реальными санкциями, а все последующие вроде бы «более серьезные» волны несли уже чисто декоративную, PR-функцию.


Невзрачные людишки на второстепенных должностях занимались самым незаметным, но самым важным делом: проводили финансовые валютные потоки через те самые контрольные точки. И теперь любой цент, прикоснувшийся к любому из этих санкционных «людишек» теперь мгновенно становился проклятым. В мгновение ока вся небюджетная валюта РФ стала проклятой. С этого момента любые другие санкции становились, в общем-то, излишними: возможность потратить любые евро или доллары для любой государственной персоны или структуры РФ (кроме бюджета) могла быть отключена в мгновение ока, безо всяких блокировок и заморозок на уровне конкретных банковских счетов.
Именно отсюда – последовавший резкий бросок властей РФ, в сторону «востока», громкие заявления от отказе от доллара в международных расчетах, поиск альтернативной международной валюты. Лишь бы не Евро и не доллар! И не английский фунт! Увы, этот бросок быстро отскочил назад.


Политикам простительно было не знать того, что знает каждый финансист: неуязвимость доллара в качестве мировой расчетной валюты основана именно на том обстоятельстве, что все эти горлышки – эти контрольные точки через которые идут все финансовые потоки, они находятся не в американском, а в совместном ведении. Вернее у каждого серьезного игрока есть под контролем свое собственное «горлышко», к которому он, на определенных условиях предоставляет доступ другим игрокам.


Именно поэтому, хотя Гонконг сам и не печатает доллары США, возможностей по регулированию долларооборта у него ничуть не меньше, чем у Нью-Йорка. Не важно, по большому счету, сколько долларов было и будет напечатано, важно, что будет с этими долларами после печати: какая часть из них будет изъята из оборота и ляжет в кладовки, а какая пойдет в активы, и в какие активы. Тот, кто имеет возможность решать это – тот обладает огромной властью, от которой никто добровольно не откажется. И эта власть в настоящее время не привязана к Штатам, а равномерно распределена между мировыми финансовыми центрами.


А потому любые предложения РФ в духе «а давайте-ка откажемся от доллара» выглядят в этом мире примерно так же, как предложения отказаться от самолетов и вернуться к лошадям.


На декларациях, звучащих из чиновничьих уст РФ: «Вместо Штатов и Европы мы теперь будем работать с Китаем и Кореей» - тоже стоит немного остановиться.


Если США откажутся продавать России какие-то технологичные железяки, информацию или сами технологии, то это не значит, что Россия сможет это купить у Китая. Да, Китай все это тоже производит. Но 98% того, что он производит, он производит по специфическим лицензиям, запрещающим реэкспорт, и возможность реэкспорта сверх тщательно контролируется Штатами. Лицензии все эти взаимоувязаны, а значит отзыв только одной из них вызовет эффект падающих костяшек домино. Контролирующие органы США могут закрыть глаза на поставку налево с китайской фабрики партии сверхурочных айфонов – просто потому, что бороться с этим пиратством – очень ресурсоемко. А вот на поставку санкционного оборудования в страну, попавшую под санкции, они отреагируют мгновенно и очень жестко.


Если ни у Ирана, ни у Ирака не получилось подкупить Китай в этом плане, то почему Россия считает, что у нее получится?


Далее, если США или Европа откажутся что-то покупать у России, то это не значит, что Россия сможет продать это Китаю. Во всяком случае, на условиях, похожих на те, что он торговал с Западом.


Восток дело тонкое. А китайский восток – еще и вывернутое наизнанку. На последних переговорах по продаже нефти Китаю, тот охотно согласился купить российскую нефть... по 20 долларов за баррель. Так вот, «специфика Китая» заключается в том, что на следующем раунде он предложит России цену не 22, а 18 долларов.

Комментарии   

0 # Лана 11.07.2014 16:31
Хочу попросить прокоментировать,юристов
"ОБСЕ: Крым отошёл к России в порядке реституции Речь о подлинном тексте резолюции Парламентской ассамблеи ОБСЕ в отказе считать вхождение Крыма в состав РФ нарушением целостности Украины. Публикация «Wprost» катастрофична по последствиями для украинского государства. Как явствует из документа, причина отказа — подписание Украиной 27 июня соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Оно предусматривает обязательную реституцию для всех членовЕС, даже ассоциированных . (Реституция – восстановление, отозвание, возвращение прежних прав и преимуществ)."
Цитировать

Добавить комментарий

Чтобы ваш комментарий сразу появился на странице, авторизуйтесь, щелкнув по иконке любой социальной сети внизу. Анонимные комментарии публикуются только после проверки модератором.


Защитный код
Обновить

Разработка дизайна A4J